GT+
Профессиональный сервис для регуляров
Повышенный рейкбек, помощь с депозитами и кэшаутами и доступ в закрытые клубы.
Присоединяйся
GreenLine
Обучение кэш-игре
Играй лимиты по скиллу, а не по банкроллу.
Присоединяйся
Что на ривере?
Лучший телеграм-канал о покере
Обучающие материалы от профессионалов, новинки покер-румов и самые свежие новости.
Читать
GT+
Профессиональный сервис для регуляров
Повышенный рейкбек, помощь с депозитами и кэшаутами и доступ в закрытые клубы.
Присоединяйся
GreenLine
Обучение кэш-игре
Играй лимиты по скиллу, а не по банкроллу.
Присоединяйся
Что на ривере?
Лучший телеграм-канал о покере
Обучающие материалы от профессионалов, новинки покер-румов и самые свежие новости.
Читать

Фил Хельмут: Нас ждёт покерный супербум

Фил Хельмут: Нас ждёт покерный супербум

Мы снова про Фила! Перед началом Мировой серии он пришёл в подкаст No Jumper (3.97 млн подписчиков) и полтора часа отвечал на вопросы о судьбах покера и о себе.

– No Jumper – самый крутой подкаст в мире, и я очень рад приветствовать великого – сам он наверняка скажет, что величайшего – Фила Хельмута. Как поживаешь, Фил?

– Фантастически! На что мне жаловаться?

– Я часто провожу интервью, но с гостями мы никогда не говорим о покере, хотя порой во время этих бесед я мысленно возвращаюсь к раздаче, в которой вылетел из турнира в прошлое воскресенье... И вот сегодня мне, наконец, удастся объединить две главные страсти моей жизни.

В 2003 году я научился играть в холдем по твоей книге...

– Play Poker Like the Pros, это был бестселлер New York Times. Всю жизнь мечтал написать бестселлер! Недавно у меня вышла книга #Positivity, тоненькая, можно прочесть за 70 минут. И Тони Роббинс на своих семинарах советует купить её! Невероятно. Я ведь простой игрок в покер, но вот я пишу книгу с жизненными советами, и её рекомендует сам Тони Роббинс.

Моей главной целью в жизни было стать лучшим игроком в покер в мире, однако немного ниже в этом списке, который я составил в 1987 году, было написать бестселлер New York Times. Оценок выше тройки на уроках английского у меня не было, ха-ха, но первая же книга, которую я написал, Play Poker Like tha Pros, вошла в список бестселлеров. И ты купил её!

– Ну, тут без гарантии. Возможно, я украл её в магазине.

– Ха-ха! Свою долю я в любом случае получил.

– Расскажи, какой была твоя жизнь, когда ты писал эту книгу. В начале нулевых покерный бум ещё не начался, и у тебя ещё не было такой славы, как сейчас. Наверное, и твоя жизнь немного отличалась от нынешней?

– Было очень круто. Я уничтожал игру. Между январём 2000-го и 2002-м у меня было штук 50 финальных столов, за три года! Я полностью доминировал, вспоминаю с удовольствием. Примерно тогда же я понял, что пришло подходящее время для книги по стратегии. Не был уверен, смогу ли написать целую книгу, не знал, сколько времени это займёт. Подписал договор с издательством и начал писать 1,500 слов в день. Как-то написал сразу 6,000 слов и потом весь день плохо видел, будто что-то попало в глаз, а когда перечитал, понял, что половину можно смело выкинуть. Нет, думаю, остановлюсь на 1,500, это моя норма.

А потом мне повезло: кто-то прорекламировал мою книгу в эфире на ESPN. Отличное время: не имея практики в стад хай-лоу, я вышел на финальный стол с шестью легендарными игроками, уже гарантировал себе $20,000, и тут мне звонят из New York Times: моя книга взлетела в список бестселлеров! Не ожидал такого от учебника.

– Тебе не казалось, что ты слишком щедро делишься знаниями? Я понимаю, что соперники в среднем были настолько ужасными, что перехитрить их было не слишком сложно, и всё же...

– Понимаешь, когда новичок приходит в покер и проигрывает без шансов, чаще всего он не вернётся. Поэтому в своей книге я постарался дать крепкую стратегию для начинающих. Для сильных игроков там ничего не было.

Хорошая книга для начинающих выгодна дважды: она и продаётся лучше, и помогает защитить самых слабых, тем самым защищая саму игру. Моим главным советом было терпение: ждите хорошую карту, играйте 12% рук! Если играть каждую вторую раздачу, долго не протянешь. Также я дал хорошую базовую стратегию. Уверен, многие из тех, кто прочёл мою книгу, заработали хорошие деньги.

– Можно ли сказать, что появление этой книги ознаменовало новый поворот в твоей жизни, когда ты захотел добиться чего-то большего, чем быть сильной компьютерной программой, которая изо дня в день играет в карты? Мне кажется, многие успешные игроки в покер в какой-то момент задумываются об этом.

– Ха-ха! Скорее, это произошло, когда я приступил к работе над последней книгой, #Positivity, в которой аккумулировал весь свой опыт в восьми советах. Перед ней я написал автобиографию, Poker Brat, в ней 145,000 слов, я работал над ней бесконечно долго. И пока писал, думал про Эйн Рэнд. Конечно, она как писатель и мыслитель в другой лиге, нет сомнений, но метод, с помощью которого она написала «Атланта», мне близок, и когда я закончил автобиографию, мне захотелось извлечь оттуда свои главные правила жизни и издать их отдельной книгой.

Я понимал, что эта книга изменит жизни людей. Я даже начал всерьёз беспокоиться о своём здоровье, потому что чувствовал себя обязанным дописать её до конца и поделиться с миром своими знаниями и опытом. «Всегда быть в нужном месте в нужное время» – это её второе название. Я взялся за неё сразу после Poker Brat и закончил за полгода.

Больше ничего не писал. Стоило, наверное, написать ещё одну книгу, когда началась пандемия, но вместо этого я стал играть в покер онлайн. Да, выиграл хорошие деньги, но это всего лишь деньги, они у меня будут всегда...

В 1997 году я решил, что ради семьи должен уделять меньше внимания покеру и переключиться на бизнес. В покере трудно выиграть по-настоящему хорошие деньги. Потолок – 1-2 миллиона в год. В бизнесе можно заработать миллиард. Именно тогда я начал пытаться, но у меня не было достаточных связей и знаний. Со временем, однако, я набрался опыта. Сейчас вхожу в советы 14 компаний, помогаю создавать и финансировать стартапы, получаю миллионные бонусы, занимаюсь благотворительностью. Обдумываю создание собственного венчурного фонда... Зарабатываю большие деньги и живу очень интересной жизнью. Дел много, но всё это мне очень нравится. Поэтому в покере меня сейчас интересуют только турниры, с помощью которых можно попасть в историю. Из-за этого я не играю Poker Masters и другие серии, кроме WSOP и, может быть, WPT. Бизнес привлекает меня больше. Я хочу стать миллиардером.

– Турниры за 25k миллиардером тебя не сделают.

– Верно.

– Думаю, даже современные волшебники GTO уже признают, что в том, что ты делаешь за столом, есть нечто особенное, даже если отдельные твои раздачи им не нравятся.

– Всё так. Думаю, сегодня, в 2021 году, я заслужил право считаться сильнейшим игроком в истории покера. Уверен, что точно пробуду на этом месте ещё 4-5 лет, а потом меня, возможно, кто-то превзойдёт. У меня 15 браслетов Мировой серии – для меня это было единственным способом завоевать авторитет в покере, и в этой номинации я лидирую с огромным отрывом. Поэтому когда Негреану на меня наехал, это только укрепило мою популярность, потому что за меня заступились очень многие: «О чём ты говоришь? Фил ведь в самом деле величайший в истории!» После этого Даниэль стал утверждать, что не оспаривал моё место в истории, но не считает меня сильнейшим на сегодняшний день.

Хорошо, сейчас есть четверо или пятеро великих игроков, которых я очень уважаю. Хочу верить, что я не хуже них, но не стану категорически утверждать, что самый сильный. Такие слова нужно доказывать. И я думаю, что смогу доказать это только на Мировой серии, выступая лучше них – в этом году, в следующем году и через два года.

– Меня очень впечатлил Даниэль в прошлом году, когда он проделал огромную работу над своей игрой один на один и стал на голову сильнее, чем раньше. Как часто ты сейчас работаешь над игрой? Как именно? Когда в последний раз посылал кому-нибудь раздачу? Думаю, многие из нас не могут представить себе Фила Хельмута, который спрашивает у другого человека, правильно ли он сыграл. Ты кажешься невероятно уверенным во всех решениях.

– Я не настолько уверен, как кажется со стороны. Моё эго не так раздуто, как думают. Меня буквально заставили называть себя величайшим из-за нападок другого великого игрока. Я не хочу заниматься саморекламой каждый день. Просто искренне считаю, что заслужил это звание.

Солверы, GTO... Лично меня всегда больше всего интересовало следующее: если все играют определённым образом, как должен действовать я, чтобы переиграть их? Когда в 2003-2006 началась эра лузовой игры, все разыгрывали очень много рук и очень агрессивно, в ответ я стал играть супертайтово. Таких соперников можно было переиграть только одним способом: показать им на вскрытии руку сильнее. Потом пришла новая эра, и все стали играть супертайтово и рэйзить меньше. В ответ я полностью отпустил вожжи и очень часто рэйзил и рерэйзил. Моя покерная философия – это контратака. Я обращаю стратегию соперника против него самого.

Работая над покером, я советуюсь с Майком Матусовым и Брендоном Канту. Некоторые игроки посмеиваются, когда слышат их имена.

– Да, думаю, некоторые зрители покатываются со смеху.

– Они забывают, что Майк и Брендон – невероятные покерные таланты, которые могут внести свой вклад в обсуждение безлимитного холдема на самом высоком уровне. Также Матусов – возможно, лучший в мире игрок в лимитную омаху хай-лоу в турнирах и кэш-игре, его результаты говорят сами за себя. Я учусь у обоих. Время от времени меня обогащают знаниями другие люди из моего круга общения. Они консультируются у меня, я консультируюсь у них. Когда я задумал научиться лоуболлу, стал задавать вопросы великим игрокам в трипл-дро, и они научили меня паре приёмов.

У меня есть доступ к лучшим умам в каждой игре. Они могут, в свою очередь, задавать мне вопросы про холдем. Так что – да, я задаю вопросы по раздачам, не считаю себя непогрешимым авторитетом. Однако считаю, что знаю о разных стратегиях больше, чем многие другие. В конце концов, я постоянно думаю над тем, как идеально играть в холдем, примерно с 1984 года. Понимаю, одно то, что ты долго над чем-то работаешь, не делает тебя лучшим, но я и выигрывал во все времена. С каждым новым витком приходилось разбираться, что делает поле, и подстраиваться.

– Глядя на Даниэля, не возникает ли у тебя хотя бы иногда желание пойти тем же путём: окружить себя современными тренерами, погрузиться в солверы, запомнить все свои частоты на текстурах и так далее? Или такое тебя вообще не мотивирует?

– Вообще-то именно я посоветовал Даниэлю его тренеров. Сказал ему: эти парни гениально понимают хэдз-ап. Перед этим я беседовал с ними о покере два часа и согласился буквально с каждым их словом. Я даже думал сделать совместно с ними обучающий сайт, потому что настоящее, подлинное знание легко продавать... Но заниматься с ними покером мне не нужно, потому что я и так знал всё, о чём они говорили.

Даниэль захотел поднять свою игру на новый уровень. Гм... Я считаю Даниэля Негреану одним из трёх или четырёх величайших покерных талантов на Земле. Но, может быть, в стремлении погрузиться в математику он слишком отдалился от своего таланта читать соперников? После его нападок мы сыграли с ним три матча один на один, и я выиграл их все. Я старался читать соперника, он – играть по математике. Думаю, если бы он вернулся к корням, у него получилось бы лучше.

Да, после матча с Полком Даниэль выиграл несколько крупных титулов, и его место среди великих не подлежит сомнению. Однако мне кажется, что он мог стать ещё сильнее, если бы верил в свой талант больше, чем в математику.

– Расскажи, что ты почувствовал, когда через пару лет после выхода твоего учебника начался настоящий покерный бум. Мне кажется, это должно быть похоже на чувства человека, который покупал биткоины за несколько центов. Ты научился играть в покер заранее и теперь мог сделать на новой золотой лихорадке состояние.

– Ещё в 1995-м я утверждал, что со временем мы станем играть на полных стадионах. Правда, я думал, что это произойдёт раньше, и когда к 2000-2001 ничего похожего не произошло, мне показалось, что я, возможно, ошибался. Но ещё через несколько лет покер взлетел так, как я и не мечтал. Чистое безумие! К нам относились, как к кинозвёздам. В 2005-м передо мной открывались все двери. В середине нулевых моя популярность вышла на совершенно другой уровень. Очень трудно сохранять адекватность, когда с тобой хотят общаться Майкл Джордан и Барак Обама. Но я над этим работаю...

– Расскажи о своих даунстриках. Наверное, сейчас с ними проще справляться, но в начале пути ты тоже, наверное, иногда задавался вопросом, годишься ли ты в покере в принципе?

– Был один период в 94-96-м. В 1989-м я выиграл главный турнир Мировой серии. Мне было 24 года. К 1994-му я уже выиграл четыре браслета и считал себя сильнейшим на Земле. И после этого за три года не выиграл ни один большой турнир. Было тяжело. Похожий период случился в 2008-2010 годах, у меня тоже мало что получалось, но потом пришёл 2011-й – и я разорвал. В 2011-м и 2012-м я дважды стал вторым в общем зачёте Мировой серии! Это довольно круто.

– Ты упоминал, что за время пандемии выиграл $1.5 млн. Допустим, всё было бы наоборот: заходило ужасно, невероятно не везло, проиграл полтора миллиона. Пошатнуло бы это твою уверенность в себе?

– Конечно. В покере от умения игрока зависит больше, чем обычно считают. Либо я самый удачливый человек на Земле. Либо – либо.

За последние 15 лет у меня ни разу не было минусового месяца. Минусовой год вообще был один, 1988-й. Хотя возможно, тогда я вышел в ноль. Я говорю о кэш-игре, конечно, не о турнирах – на Мировой серии легко отыграть месяц в минус, в этом нет ничего необычного.

Я очень остро воспринимаю проигрыши. Возможно, то, насколько сильно они меня ранят, помогает мне расти, хотя таких эмоциональных перегрузок не желаю никому. Они заставляют меня сомневаться не только в своей игре, но в и себе как личности. А сомневаться в правильности своей жизни бывает очень полезно. Кто-то другой будет три месяца играть в минус, проиграет все деньги, возьмёт сто тысяч в долг, проиграет и их – и только тогда, может быть, задумается о том, что он делает не так. Я меняюсь намного быстрее.

– Мне кажется, ты – один из немногих профессионалов, которые не против терпеть эту боль. Ты не стремишься избавиться от эмоциональных перегрузок после проигранных раздач. Как-то я увидел, как мой тренер Джордан из школы BBZ проиграл очень обидный банк, сет в младший сет в турнире за 10k в очень глубоких стеках, и даже бровью не повёл. Он закалил себя и теперь просто не обращает внимания на такие события. Мне бы тоже хотелось воспитать в себе подобную стойкость.

– Один из плюсов отключения эмоций в покере – это облегчает жизнь. Со временем я научился не переносить покерный негатив на семью, не вымещать его на жене и детях. Получается не идеально, но я пытаюсь. Сейчас я приношу домой, наверное, 10% негатива, а не 100%, как в конце 80-х. Но такой стоицизм, как у твоего тренера Джордана – не уверен, что он мне подойдёт. Хотя возможно, именно в онлайне без него никуда. Потому что при игре в онлайне мы не можем постоянно находить нужные микроподстройки после минусовых дней, как в офлайне, а перестраивать свою игру на макроуровне нужно осторожно.

– Насколько возрастает твоё преимущество против одних и тех же соперников в живой игре по сравнению с онлайном?

– Огромная разница, небо и земля. Правда, любителей я хорошо понимаю и в онлайне. Всегда есть нюансы – как долго они думают над решениями и так далее. Я почти всегда понимаю, с чем они играют. Однако с офлайном это всё равно не сравнить. Весь мир видел, как я сыграл лимп с против Негреану и выкинул на его рэйз 7 бб. Я дал больше интервью об этой раздаче, чем о какой-либо другой в своей жизни. Никто не верил, что так можно играть.

У меня было 30 секунд на это решение, так как мы играли с лимитом времени, и можешь себе представить, как заклевали бы меня все, если бы я оказался неправ. Минусы явно перевешивали плюсы, но я подумал ещё 10 секунд и решил, что должен следовать инстинкту.

У него были , и раздача сразу стала легендарной.

– Чёрная пятница нанесла огромный урон покеру, и не только в онлайне. Покер больше и не вернулся на ТВ в том же объёме, с шоссе исчезли билборды с рекламой румов и так далее. Как это повлияло на тебя?

– У меня было несколько процентов компании, которая оценивалась в 400 млн. За одну ночь акции упали до нуля. Чёрная пятница обошлась мне в 12-13 млн долларов, это если по скромным подсчётам, также я потерял спонсорские контракты. Рум приносил мне 700-800 тысяч в месяц, этот поток тоже иссяк. В месяц я тратил 65 тысяч на жизнь, строил новый бизнес и внезапно оказался почти без наличных. Именно тогда я поехал на WSOP Europe и выиграл там главный турнир, примерно $1.1-1.2 млн. Привёз деньги домой, и они стали исчезать с пугающей скоростью.

Думал взять кредит: в своё время я купил дом за миллион, к тому моменту он уже стоил 7 млн. Однако в банке сказали, что могут дать мне 2 млн. Абсурд! Я просто послал их к чёрту.

Великими нас делают вдохновение и отчаяние. Отчаяние в своё время принесло мне немало браслетов. Моё положение снова могло стать отчаянным, и я решил: ничего, я воин! Выиграю всё, что мне нужно, в покер!

Брать деньги в залог дома мне так и не пришлось – я выигрывал столько, сколько нужно. С годами ситуация вокруг покера стала более здоровой, я заключал спонсорские контракты – но контракта с румом у меня нет до сих пор! Ни с одним! Впрочем, скоро это изменится, я готовлю очень громкое объявление...

В общем, то, что халявные деньги внезапно испарились, сделало меня гораздо более сильным игроком в покер.

– Ты не боялся тогда, что всё закончится? Что дело, которому ты посвятил свою жизнь, больше никогда не возродится?

– Знаешь, в 2000 году в главном турнире серии в Bicycle Club играло 35 человек. Ниже этого падать было уже некуда. Прошёл всего год – и новый главный турнир собрал больше 700 человек. В турнирном зале было несколько телеканалов. У меня попросили интервью для Sports Illustrated, моего любимого журнала! День и ночь! Именно тогда покер пошёл на взлёт. С 2011-го началось падение, но не очень значительное – может быть, на 20%. Смотрите статистику. А потом снова начался рост. В 2019-м в США одновременно игрались три турнира с бай-ином в районе $500 и гарантией больше миллиона. И во всех толпы народа. Помню, я тогда подумал, что покер снова в отличной форме. Пожалуй, сейчас, в 2021-м, он даже популярнее, чем на пике в 2011-м.

– Может быть, мы на подходе к новому покерному буму, который возможен, если все штаты легализуют онлайн-покер?

– У нас уже был бум, но если в США легализуют онлайн-покер, начнётся супербум! Во время первого бума многие просто боялись играть в онлайне, считая, что если об их увлечении узнают на работе, это им повредит. Так думал мой брат, например, он юрист. Общество было консервативнее, чем сейчас. Но если нам удастся сделать полностью легальный покер во всей стране, супербума не избежать. Тенденция к этому прослеживается.

А если объединить весь мир? Мы увидим турнир с бай-ином $200, который соберёт 100,000 человек! Будет турнир, в котором сыграет миллион!

– Я думаю, покер будет жить вечно, потому что он постоянно меняется и способен привлекать каждое новое поколение.

– Уверен, у покера отличное будущее. Полагаю, пот-лимитная омаха станет популярнее, потому что в неё можно разыгрывать больше рук. Может быть, целых 18%!..

Цифры показывают, что покер растёт. Штаты открываются один за другим, и супербум, я уверен, на подходе.

Следите за обновлениями GipsyTeam в телеграме, инстаграме, вконтакте, на YouTube, на фейсбуке, и в твиттере.
Поделиться новостью:
Еще по теме
Лучшие комментарии
  • Тут наше комунити тоже очень ждет когда вы вернетесь в общий пул на пс.

    Показать в ленте
    37
20 комментариев
1
Зачем регистрироваться на GipsyTeam?
  • Вы сможете оставлять комментарии, оценивать посты, участвовать в дискуссиях и повышать свой уровень игры.
  • Если вы предпочитаете четырехцветную колоду и хотите отключить анимацию аватаров, эти возможности будут в настройках профиля.
  • Вам станут доступны закладки, бекинг и другие удобные инструменты сайта.
  • На каждой странице будет видно, где появились новые посты и комментарии.
  • Если вы зарегистрированы в покер-румах через GipsyTeam, вы получите статистику рейка, бонусные очки для покупок в магазине, эксклюзивные акции и расширенную поддержку.